«ПЧЁЛКИНА» «РАДОСТЬ»

«ПЧЁЛКИНА» «РАДОСТЬ»

«Мы стараемся, чтобы во всём был элемент теплоты» Александр Жданович

Честно признаюсь, в детстве вместо Топы и Лисички отдавала предпочтение Хрюше, Степаше, Филе и Каркуше. И на замену «Спокойной ночи, малыши» «Калыханкай» не соглашалась. Поэтому священного трепета перед Маляванычем не испытывала. Хотя было интересно сравнить те обрывки детских впечатлений со взрослым восприятием.


Мы договорились встретиться в Национальном академическом драматическом театре имени Горького, более известном как Русский театр. Александр Жданович напомнил мне любимого Ватсона в клетчатом шарфе и с усами. Только что был чуть менее радушен и не обнадёжил традиционным заверением в компетентности мистера Холмса.

В театре как раз шёл спектакль, и найти свободную гримёрку оказалось сложно. Александр отворил очередную дверь и, с позволения находящегося там, мы вошли. Мужчина в светлом костюме сидел около туалетного столика и явно готовился к выходу на сцену. При нашем появлении он вскочил и кинулся мне на шею. Неожиданная встреча с хорошим знакомым Василием Гречухиным меня порадовала. «Отлично, – резюмировал Александр. – Может, вы с Васей поговорите, а я пойду?» «Не тут-то было», – думаю я и мотаю головой в знак несогласия. Я ж, собственно, не за этим пришла.

Кажущийся неразговорчивым Александр на вопросы отвечает охотно и многословно – только направляй в нужное русло.

Довольно давно его жена – актриса театра кукол Людмила Жданович пришла в театр при интернате для детей с особенностями психофизического развития. Там с детьми ставили спектакли, стремясь как-то разнообразить им жизнь. Она и позвала на помощь мужа. Александр отнёсся к предложению, мягко говоря, без энтузиазма – как работать с даунами? Тогда он ещё не знал, что в мире таких людей активно включают в общественную жизнь, они становятся прекрасными художниками и актёрами. Со скепсисом и без особого желания Александр стал помогать жене.

Сейчас он эмоционально и воодушевлённо рассказывает про детей-даунов, работу в театре и планы.

– Моя жена ближе к Богу по душевной структуре. В ней больше любви и желания служить ближнему, чем во мне. Я ведь через неё пришёл в церковь и в интернат. Это моё послушание. У нас с женой есть маленький театр на двоих «Пчёлка». Показываем какие-то миниатюры, спектакли. Когда нас пригласили работать с даунятами, помню, думал, что с ними в принципе невозможно ничего поставить. Пришли первый раз, они шумят, гудят, реагируют на то, что мы делаем (как мне показалось) неадекватно. Я потом появился там ещё раз, другой, третий. В результате прошло восемь лет и многое изменилось. Театр стал частью моей жизни. Скучаю, когда долго нет репетиций. Я вот сейчас расстроен: была неудачная репетиция в воскресном театре. Дети маленькие, бегают, не слушаются. А с даунятами даже проще работать. Они за тобой повторяют всё, что скажешь, стараются. Для них это событие выйти куда-то, сыграть на сцене. Жизнь в интернате ведь однообразна.

– А как вы актёров отбираете для спектакля?

– Там есть очень тяжёлые дети, есть лежачие. На сцену выходит тот, с кем проще работать. Может, это и неправильно. У меня не хватает терпения и любви заниматься с теми, кого надо раскрывать, долго искать индивидуальный подход. Но ведь так и в обычном театре. Сейчас даже не всегда есть два состава. На роль утверждают того, кто умеет подстраиваться, импровизировать, попадает в характер. Мне важно достичь какого-то результата – сделать спектакль. Ты приходишь за ними, и кто-то ещё просится пойти тоже. Понимаешь, что ничего путного не получится, но всё равно берёшь с собой – ведь это для него событие, радость. На самом деле, они очень хорошие, стараются. В Москве есть удивительный театр «Театр простодушных». Там играют актёры с синдромом Дауна. С ними работает Игорь Неупокоев. Замечательный человек. Он несколько лет работал у нас в театре киноактёра. Но что-то не заладилось, и он уехал в Москву, где познакомился с такими людьми. Этот театр был в Европе, выигрывал призы. Это действительно театральное явление. То, что они делают, – поразительно! Ставят очень серьёзные вещи, например «Повесть о капитане Копейкине» по «Мёртвым душам». Правда, в театре работают взрослые люди, которые живут в семьях. Но они даже в таком возрасте остаются детьми. Мне хочется наладить с ними сотрудничество, подружиться.

Александр Жданович

– Неужели действительно с людьми с синдромом Дауна так легко работать?

– Нет. Что вы! Не надо видеть всё в розовых очках. Они бывают не очень симпатичными, от них плохо пахнет, у кого-то во время репетиций могут упасть штаны, они упрямые, навязчивые в своей прямоте. Но я к ним привязался. Им, кстати, полезна арт-терапия. Она учит общаться, развивает моторику, раскрепощает, позволяет взглянуть на себя со стороны. А мы стараемся, чтобы во всём был элемент теплоты, чтобы постановка в первую очередь делалась для них и не была казённым мероприятием.

– А что вы ставите?

Начинали мы с переделок, с простенького: «Три поросёнка», «Элли в стране чудес», только друзья шли не в Изумрудный город, а в Иерусалим. Последнее, над чем работали, – «Маленький принц». Надеюсь, мы его еще покажем за стенами монастыря. Я дружу с ансамблем солистов «Классик-Авангард», лидер которого – заслуженный деятель искусств Республики Беларусь Владимир Байдов. Есть балет Евгения Глебова «Маленький принц». Мы хотим совместить, сделать что-то с участием наших ребят. Я мечтаю о том, чтобы ставить моноспектакли. Взять интересный материал, например Достоевского.

Вы говорили про воскресный театр. Давно им занимаетесь?

Нет. Как появилась воскресная школа. В Свято-Елисаветинском монастыре есть дерзновенный отец Андрей, без которого ничего бы не было. Он постоянно о чём-то мечтает. И вот он подошёл ко мне, сказал, что будет сцена хорошая в выставочном комплексе. Здорово было бы организовать театр. Мне идея понравилась, но чтобы заниматься профессионально, серьёзно, надо оставить всё остальное. Я думал долго и в итоге согласился на детский театр. Пока мы встречаемся раз в неделю, по-хорошему надо хотя бы три раза. Приходят на встречи дети: дошкольники, младшая школа. Пока с ними нелегко. Для них всё игра – бегают, веселятся. А если сделали что-то, то возвращаться к этому им уже неинтересно. Сейчас мы работаем над сказкой о рыбаке и рыбке. Я хочу, чтобы обычные дети общались с даунятами, чтобы понимали, что есть люди, которым нужна помощь, которым тяжелее, чем им. Хотелось бы, чтобы общение приносило им взаимную радость. Помолитесь за нас, чтобы всё получилось!

Оставить комментарий

Александр Жданович
Маленький принц
Доктор Айболит
На роль утверждают того, кто умеет подстраиваться, импровизировать, попадает в характер. Мне важно достичь какого-то результата – сделать спектакль.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Елена Бабич
Юлия Бык
Действительно ли нужно...
священник Алексей Васин
Как несколько слов из Библии...