ЭТА ДЕВОЧКА ВЕРУЮЩАЯ

ЭТА ДЕВОЧКА ВЕРУЮЩАЯ

"Свой путь" Ксении Качановской

Представьте себе маленькую девочку, которая стоит в храме и не сводит глаз с клироса. На клиросе поют женщины немолодого возраста, и пение их не партесное, и поют не очень слаженно. Именно это пение кажется ей ангельским и самым прекрасным на свете. Маленькая Ксюша мечтает, что когда-нибудь она потихонечку проберётся на клирос, пока никто не видит. Ведь там могут стоять только особенные люди…


Я не помню, когда именно впервые пришла в храм, потому что мы с мамой часто бывали на богослужениях. Не могу сказать, что у нас была очень религиозная семья, но лет с семи в храм я ходилачаще раза в неделю. Примерно с того же времени посещала и воскресную школу. Что меня сейчас огорчает, так это то, что в воскресной школе совсем не говорили о необходимости исповеди и Причащения СвятыхТайн. Знания там давали, а вот духовную пищу – нет.

Я знала, что мне пора на исповедь, но как-то побаивалась, да и не было человека, который рассказал бы мне о необходимости Причащения. Зато знаний быломного, и я всячески старалась ими делиться со своими одноклассниками. Приносила в школу молитвослов и читала молитвы вслух, учила, как надо креститься и делать поклоны. Помню, как при всём классе показывала, как правильно делать земной поклон. Теперь такая «катехизация» кажется мне очень даже забавной. Все просто знали, что «эта девочка верующая». Мне кажется, меня спасло то, что я всегда была боевой девчонкой и могла дать отпор, иначе надо мной наверняка бы смеялись. Вспоминаю, как шла однажды в длинном чёрном сарафанчике. Он был вовсе не монашеского покроя, со стразами,и просто мне очень нравился. Мальчишки-старшеклассники начали подшучивать надо мной и, указывая на виднеющийся в окне католический монастырь, говорили, что мне надо туда. Тогда мне пришлось указать, куда надо им.Видимо, мой ответ был настолько неожиданным, что больше ко мне никто не приставал с глупыми советами.

Поскольку об исповеди и Причастии мне никто не рассказывал, я очень хорошо помню, как впервые пошла к этим Таинствам. Готовилась к исповеди очень долго, прочитала много литературы «в помощь кающимся», но было страшно. Страшно от того, что много лет ходила в храм, а на исповедь иду впервые, от того, что обо мне подумают плохо, а ещё было страшно, что что-нибудь могу забыть рассказать… Летом в храме душно, и как никогда тяжело было стоять на службе, кружилась голова непонятно от чего – то ли от духоты, то ли от волнения. Самое трудное – это начать говорить. Я общительный человек, но сказать о своих грехах, проделках, о том, от чего просто вгоняет в краску… Это тяжело. Я ощутила поддержку батюшки, он и выслушал, и задавал вопросы, и с каждой минутой я чувствовала, что становится спокойнее. Я боялась, что батюшка осудит, хотя сейчас понимаю, что он жалел и молился… Тогда это былоособенно важно. Очень хорошо помню, как легко и светло стало после исповеди и намного легче стоять на Литургии. Причастившись, домой я летела словно на крыльях! Возможно, именно эти воспоминания меня всегда наталкивали на то, что детям в воскресной школе необходимо говорить об исповеди и Причащении, позже я старалась готовить детей к первой исповеди, как только им исполнялось семь лет, чтоб не лишать их радости соединения со Христом.

Так проходили годы. Десятый и одиннадцатый класс были сложными – надо было решать, куда поступать. За пару лет я сменила несколько профилей: историю с английским на английский с математикой, а затем на химию и биологию. Самое страшное – это неопределённость. В конце десятого класса я поехала с одноклассниками в Киев. По Лавре ходила с одной лишь мыслью: чтоб Господь указал, куда мне поступать. Когда перед отъездом сидела на траве около автобуса, подошёл какой-то мужчина и дал мне газету, в которой были написаны правила поступленияв Киевскую Духовную семинарию. Прочитав их, я подумала: «ПОЧЕМУ Я НЕ МАЛЬЧИК?» Тогда бы точно поступала в семинарию. Ещё больше расстроившись, я приехала домой.

Тем же летом узнала о катехизаторских курсах в Гомеле и решила туда поступить. Это не составило никакого труда, и учиться было интересно. Тут я и стала понимать всю красоту православия. Всегда преждевнутри жила мысль, что Господь меня очень любит, что я Ему не безразлична, и тут на курсах я поняла, что Господь и есть Милостивый и Любящий Отец. Хотелось узнать ещё больше. Курсы были рассчитаны на три года, а это значило, что мне надо было поступать в Гомельский университет, чтобы продолжать обучение и на курсах.В том же году произошло именно то, о чём когда-то даже не могла и мечтать маленькая Ксюша – меня пригласили петь на клирос!!! Я приходила при каждой возможности, быстро научилась читать на церковнославянском, и в моей церковной жизни начался новый период. Православие открывается с новой стороны, когда чувствуешь себя необходимым. Для каждого человека важно знать, что ты нужен.

Вскоре я узнала о профессии регентаи что девушке можно получить духовное образование. Впервые приехала в Жировичи, когда привозила документы на поступление. Всё казалось удивительным, люди вокруг – святыми, я считала себя недостойной учиться в таком учебном заведении.Ходила по семинарии и с восторгом осматривала все достопримечательности. Больше всего боялась, что на экзамене забуду какую-нибудь молитву, ведь это не просто перед иконочкой помолиться, надо рассказать наизусть, словно какое-нибудь стихотворение. Так и получилось: когда кто-то из комиссии попросил прочесть «Милосердия двери…», я от волнения просто не услышала, что мне говорят, и несколько раз переспрашивала. А потом так обрадовалась, что спросили именно эту молитву, что без ошибок и бодро продекламировала её как стих. Когда узнала о поступлении, радости не было границ.

Начинались учебные будни, и становилось немного скучно. Именно поэтому я и пошла в братство к отцу Сергию Тимошенкову, который оказал большое влияние на моё мировосприятие. Кажется, нет такого человека, которого семинария не изменила. Мне повезло, что я чувствовала колоссальную поддержку отца Сергия. Этот человек занимается такой обширной деятельностью, что с него хочется брать пример, он зажигает братчиков желанием смотреть неравнодушно на жизнь в православии. Бывали моменты, когда всё валилось из рук, наступало уныние, растерянность, и тут на помощь приходил отец Сергий, подбрасывая пару притчей, историй, книжек,– и жизнь продолжалась. Он всегда даёт именно то, чего не хватает в данный момент. После общения с батюшкой смотришь на православие шире. Особенно понимаешь, какое влияние оказал этот человек, когда сталкиваешься с людьми на приходе и случается отвечать на их вопросы, работать с молодыми людьми, начинать что-нибудь с нуля. Теперь я даже горжусь, что являюсь членом такого деятельного братства.

Преподавание в Воскресной школе при МинДС и миссионерские акции от братства вносили особое разнообразие и яркость. Эти годы незабываемые! С братчиками мы ездили на «Славянское содружество» в Туапсе, где собирается активная молодёжь из разных стран. Побывали в Париже на международном слёте православной молодёжи РПЦЗ. Да и друзья, обретённые в семинарии, – это самые надёжные люди! С ними столько было пережито: и поездки, и труд, и отдых. Теперь со многими поддерживаем связь, ездим друг к другу в гости, общаемся.

Именно в семинарии понимаешь, что Бог не просто судия, каратель, а что Он – Милостивый Отец, что Он очень близко, что Он печётся о каждом из нас. Хочется показать Господу, что не зря Он привёл меня к обучению на регентском отделении, что я стараюсь поделиться с людьми знаниями о радости пребывания в лоне православной Церкви.

Страшно было идти на приход. Снова настал период неопределённости и особой молитвы. Тут стали появляться мысли о монастырской жизни. После третьего курса я ездила по монастырям, мне казалось, что там я могу принести особую пользу. Оставалось лишь определиться с монастырём. После получения диплома я поехала в свой любимый город Гродно. Там в Воскресной школе при женском монастыре я старалась применить на практике полученные в семинарии знания. Так замечательно понимать, что занимаешься любимым делом! От занятий с детьми я получала огромное удовольствие. Работа с детским хором, индивидуальные занятия… Я понимала, что могу им дать то, чего мне порою так не хватало в своём детстве в воскресной школе. Мне хотелось сделать так, чтобы школа была не только по воскресеньям, и дети приходили ко мне на протяжении всей недели.

Именно в Гродно я осознала, что больше не желаю монастырской жизни, и на моём жизненном пути появился мой Дима. Это человек, в котором я нашла опору, надёжность, рядом с которым моя вспыльчивая натура становилась более мягкой. Я поняла, что мне не надо быть такой сильной, я смогла довериться этому замечательному человеку. Приезжала к нему в Жировичи, иногда лишь на несколько часов. Он редко мог выезжать ко мне.

Венчание

После того как мы поженились, мне пришлось переехать в Слоним. Теперь, после Диминой хиротонии, начался совсем новый период в моей жизни, который я пока не в силахвполне осознать. Сейчас мы уже в Борисове. Здесь меня называют на «вы» и «матушка», к чему я никак не могу привыкнуть. Скучаю по работе с детьми, ведь здесь я просто прихожу попеть на клиросе, регентовать уже тяжелее. Декретный отпуск – прекрасное время, чтобы ощутить близость Бога, ведь молитва о детях самая искренняя и чистая…

Оставить комментарий

Ксюша
С Дмитрием в Питере
Самое трудное – это начать говорить.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Наталья Гапличник
Елена Бабич
Наталья Гапличник о том,...
Анна Дудкова
Что с нами не так, если мы...
Елена Бабич
Чем хороша система...